Понедельник, 5 декабря, 2016 года: USD = 64.1528, 0,4721 EUR = 68.4703, 0,8541

Новый этап освоения Арктики предполагает углубленное исследование океана, а это значит, что людям не обойтись без помощи морских млекопитающих

04 октября 2010, 11:29
Его долго и кропотливо искали военные вместе с учеными. А началось все с того, что в ранние 1980-е, в эпоху расцвета советского атомного флота, в Мурманский биологический институт нежданно пришла делегация военных с диковинным предложением - создать отряд боевых морских млекопитающих. Ход работ возглавил командующий Северным флотом адмирал Иван Матвеевич Капитанец.

- Все эти базы, которые на Севере тогда открывали одну за другой, нужно было охранять, - рассказывает корреспонденту «Коммерсанта» директор ММБИ, академик Геннадий Матишов. - Военные собрали ученых различных направлений, в том числе геофизиков и акустиков. Заказ нашему институту подразумевал работу в двух направлениях: обучение животных для охраны флота и воспитание отряда морских млекопитающих, способных уничтожать вражеских водолазов. В качестве тренеров было предложено попробовать людей, прошедших подготовку в отрядах по борьбе с подводными диверсионными силами и средствами, большинство наших ребят оттуда, что очень облегчило работы на воде.

К тому времени работа с морскими млекопитающими в мире уже велась. Американцы с середины 1970-х применяли некоторые виды зубастых китов для поиска и ликвидации морских мин, защиты гаваней, обнаружения боевых пловцов и расчистки фарватеров в портах. Звезды армии США - морские львы, или сивучи - прославились во время войны во Вьетнаме. Любопытно, что об этих сверхсекретных программах стало известно стараниями зеленых: они всполошились, узнав, что военные отлавливают редкие виды. С тех пор во всем мире работа с морскими млекопитающими де-юре контролируется природоохранными организациями. Де-факто, правда, дело обстоит иначе: те же военные утверждают, что работают не с отловленными дельфинами, а с рожденными в неволе, хотя до сих пор считается, что дельфины в неволе не размножаются. Судя по открытым данным, не так давно именно дельфинов использовали при разминировании гавани Умм-Каср в Ираке.
В СССР работа с морскими животными шла по двум направлениям - в Севастополе занимались дельфинами, на Дальнем Востоке - морскими львами. Когда же военные предложили создать базу в Заполярье, было решено работать с разными животными.

- Транспортной авиацией за Полярный круг с Дальнего Востока доставляли морских котиков и сивучей, - рассказывает легендарный тренер, завбиотехническим аквакомплексом ММБИ Александр Михайлюк. - А однажды мы полетели в Севастополь за черноморскими афалинами. Летчики военного борта, когда услышали про дельфинов, решили, что речь о какой-то аппаратуре. Вы не представляете, как они удивились, увидев, что мы загружаем ванны с живыми дельфинами.

К сожалению, черноморские дельфины за Полярным кругом не прижились: при температуре воздуха минус 30 и воды минус 1,7 градуса они начали болеть и грустить. Да и с морскими львами не складывалось: огромный, в полтонны веса, сивуч Рома, довольно агрессивно принялся доказывать окружающим, что он альфа-самец. В итоге решено было попробовать такое мирное на вид животное, как тюлень.

- В первую очередь мы показывали заказчикам способность адаптировать животное к человеку, - говорит первый замдиректора по научной работе Мурманского морского биологического института, доктор биологических наук Павел Макаревич. - Это не такая простая задача для дикого зверя, ведь он должен подпускать к себе не одного человека, а всех и к тому же позволять обходиться с собой довольно бесцеремонно: одевать и затягивать сбрую, устанавливать оборудование.

После долгого отбора основной приоритет был отдан тюленям: они оказались даже более сообразительными и творческими, чем дельфины. Через год работы даже не самый талантливый тюлень может спасти терпящего бедствие водолаза, аккуратно взяв его за водолазный костюм или ласты. Еще тюлени могут помочь при работах на глубине, принося и унося инструменты, могут за короткое время обследовать глубоководные коммуникации на огромных территориях, могут охранять входы в морские гавани, обследовать корпуса гражданских и военных судов, устанавливать маячки в местах обнаружения инородных предметов, нейтрализовывать нарушителей, срывая с них дыхательную маску. В конце 1980-х в акватории проводили подобные учения со специально обученным подразделением военных пловцов, которые готовились противостоять противнику под водой.

- Под водой тюлень превращается в настоящий болид, - говорит тренер Александр Михайлюк. - Ни один боец не успевал среагировать, когда перед ним неожиданно возникала усатая морда с честными глазами, и в следующую секунду бойцы уже оказывались без снаряжения. Сейчас в интернете есть статья о борьбе с морскими животными, но это ерунда. В воде, в их родной стихии, ты ничего с ними не сделаешь.
Несмотря на впечатляющие результаты, в 1990-е годы ученым пришлось несладко: министерства и ведомства свернули финансирование. Один из командующих флота даже сказал: помочь не можем, но все равно, попробуйте сохранить школу и людей. И хотя часть тренеров разъехались по океанариумам и циркам от Москвы до Арабских Эмиратов, кое-кто все же остался.

Утро на акваполигоне начинается в «рыборезке» - небольшом помещении с жестяными раковинами и разделочным столом, где нестерпимо пахнет рыбой. Сюда ее приносят из холодильника - отдельной комнаты, до потолка заставленной картонными коробками. К рыбе трепетно относятся не только тюлени. Чтобы закупить хорошую партию, в Мурманский рыбный порт нужно приезжать пораньше, иначе останется одна кормовая рыба, которую успели заморозить и разморозить. Летом отбирается рыба попостнее, а зимой - пожирнее. Словом, меню для подопечных - отдельный разговор. Собственно, с первого рыбьего хвостика, положенного тренером в рот маленького тюлененка, и начинается дружба животного и человека.
- Мы отбираем животных под Архангельском, - рассказывает ведущий научный сотрудник ММБИ, физиолог Виктор Войнов, - в строго определенное время, когда малыши только перестали кормиться материнским молоком, но еще не перешли на живой корм.
При этом нередко разрешение на отлов пяти-шести краснокнижных особей, коими являются серые тюлени, из-за бюрократических проволочек зависает у чиновников на долгие месяцы и приходит в итоге тогда, когда ехать за тюленями бессмысленно. Хотя в то же время десятки тысяч брошенных родителями тюленят погибают на побережье Белого моря, взять их ученые не имеют права.

Если попытаться изъять из природы детенышей в другое время - дело обречено на неудачу. Очень важно именно в этот момент замкнуть пищевую цепочку животного на человека. (Процесс этот довольно болезненный - тренеры все до одного ходят с искусанными пальцами.) В итоге прирученное животное вообще не воспринимает живую рыбу как еду. Это очень важно, потому что любой дикий зверь может рвануть за оказавшимся поблизости косяком рыбы вместо того, чтобы исследовать коммуникации или днища атомных лодок. (Есть, правда, еще один природный инстинкт - половой, но с ним пока справиться не удается. Животных на это время передерживают в вольере.)

Следующей ступенькой в совместной службе водолаза и тюленя становится погружение с человеком. Как оказалось, тюлени совершенно по-разному воспринимают человека, сидящего на помосте, и человека, оказавшегося рядом с ними в воде. Моментально из категории друга с ведром рыбы он превращается в соперника, и животное не прочь доказать свое превосходство.

- В нашей работе самое сложное - объяснить животному, чего ты хочешь,- говорит тренер Александр Михайлюк.- Вся работа построена на поощрении нужного поведения, и чтобы закрепить какой-то навык, нужно сделать полторы тысячи повторений.

Морские млекопитающие могут освоить десятки команд и выполнять задания, которые человекообразным обезьянам и не снились. Так, обученный тюлень может соотнести двухмерное изображение, например треугольник, с объемным конусом на дне моря. Или вытащить только те вещи, которые помечены восклицательным знаком, который ему до этого показал тренер. Ученые считают, что изучение и развитие такого образного мышления - первый шаг к разработке алфавита для общения с животным миром.
- Не зная физиологии животного, не зная предела его возможностей, работать невозможно, - говорит физиолог Виктор Войнов, - поэтому параллельно в Мурманске ученые всегда занимались фундаментальными исследованиями. Особенно интересовали возможности адаптации этих животных к водной среде - она ведь агрессивна для любого существа, которое дышит воздухом.

В последние годы специалисты всего мира, в том числе на мурманском полигоне, разгадывают, например, загадку однополушарного сна, позволяющего животному одновременно спать и сохранять бодрое сознание, изучают уникальную систему накопления кислорода в крови, за счет чего животное может так долго плавать под водой.

- Сегодня ясно: несмотря на все надежды, органично жить в водной среде человек не сможет, - говорит Виктор Войнов,- поэтому решать задачи по освоению океана нужно с теми, кто в нем живет.

Целый ряд наблюдений, подкрепленных фундаментальными работами института, легли в основу методологических изданий по работе с тюленями. Только вот поделиться этими знаниями в условиях изоляции, унаследованной от холодной войны, было практически невозможно. Общение началось совсем недавно, когда в мире заговорили об огромном потенциале хозяйственного использования Арктики, в том числе при помощи морских млекопитающих. И тут оказалось, что российские ученые, почти десяток лет работавшие в тяжелейших финансовых условиях, без дорогостоящего оборудования и сложных биосенсорных чипов, вполне конкурентоспособны - в первую очередь за счет академической базы. Ну и природной смекалки, без которой на Крайнем советском, а теперь и российском Севере не проживешь.

- Все это подтверждалось на конференциях в Норвегии и во Франции, куда нас пригласили для обмена опытом, - говорит Александр Михайлюк. - Например, когда норвежский тюлень запутался в сетях и повредил себе фалангу, его тренеры хотели писать заявку на вызов ветеринара откуда-то из центра. «Зачем? - спросили мы. - Ведь можно просто зашить». «Вы что, умеете?» - удивились они. Но окончательно нас зауважали после своего рода конкурса, когда каждая команда получила на три дня молодое животное и показывала, чему смогла научить. Наши результаты оказались лучшими.

А вообще на подготовку одного животного уходит полгода. Кем оно станет - обходчиком трубопровода с камерой на спине или спецом по борьбе с водолазами, - зависит от заказа.

- Пока на Баренцевом море дальше разговоров о большом месторождении Штокмана дело не идет, - говорит первый замдиректора по науке ММБИ Павел Макаревич, - поэтому по сей день основной потребитель наших услуг - военные, у которых свои проблемы - кабеля, лодки, терроризм. Наши услуги ими очень востребованы, но я уверен, что через несколько лет такой же интерес будет и у гражданских. К нам уже обращались представители гражданского атомного флота с просьбой предоставить животных для охраны. Но сегодня все наши животные заняты в других программах, а новых работников нужно отлавливать и выращивать. Да и финансировать столь долгосрочные проекты готовы пока не все.

Боец в отставке, лучшее оружие против подводных диверсантов, 23-летний серый тюлень Филя теперь с успехом выступает в Мурманском океанариуме. Однажды, когда на его представление пришли высокие военные чины, тренеры по старой памяти попросили Филю отдать ластой честь, адмиралы зашикали: «Ну как же, к пустой голове руку не прикладывают...»

Филя ушел на пенсию, когда закончился советский этап освоения Арктики с многомиллионными бюджетами военных программ, массовым строительством закрытых городов и фантастическими идеями ученых. Настал вакуум, который оставил после себя брошенные поселки и города, - на картах они отмечены лаконичным значком (нежил.) В жилых городах, впрочем, тоже половина многоэтажек стоит с заколоченными окнами.
Но самые большие травмы, нанесенные тем периодом Арктике, видны на морском дне, тоже некогда обжитом, а ныне покрытом сброшенными бочками из-под топлива, километрами спутанных кабелей и затонувшими остовами кораблей, которые ветры и шторма время от времени выносят на мелководье. Сталкиваясь с результатами холодной войны или проваливаясь в очередную яму на дорогах Заполярья, немногочисленные ученые, пережившие в этих краях девяностые и нулевые, напряженно размышляют о том, какие следы оставит новый этап хозяйственного освоения Севера, о наступлении которого сегодня бодро рапортуют чиновники.
Источник: nord-news.ru

Также в разделе:

Суд перенес дело о банкротстве мурманского рыбокомбината на 26 декабря...

Мурманская область: Правила игры должны соблюдать все!...

В Баренцевом море терпит бедствие судно с восемью рыбаками на борту...

Появится ли на Шпицбергене база спасательного флота федерального агентства по рыболовству?...

Мурманская область: Ветеринарная служба приступила к плановой проверке рыбоводных хозяйств Заполярья...

В Мурманской области планируют создать и развивать рыбохозяйственный кластер...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.

Также вас может заинтересовать

Ученые исследуют тихоокеанских лососей в реках Тауйской губы и залива Шелихова
8 сентября 2016, 14:42
Для получения маркеров, позволяющих разделять локальные стада тихоокеанских лососей в местах нагула в открытом море, собрано 800 проб генетического материала горбуши в реках Тауйской губы В 2016 году сотрудники лаборатории лососевых экосистем ФГБНУ «МагаданНИРО» продолжили...
У лосося, выращенного в рыбном хозяйстве, наблюдаются стресс и депрессия
27 мая 2016, 09:09
Лосось, выращенный на ферме, а не в естественных условиях, демонстрирует поведение и "химию" мозга, как у людей, которые возникают при злости и депрессии. Таковы данные недавнего исследования, изучавшего благосостояния животных и способы лечения психических заболеваний у...


Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: